beam_truth: (Default)
[personal profile] beam_truth




О России пишут все больше и больше. Вот, написали, что ее политическая культура скатывается в ХІХ век — век империй и завоеваний. И все же, ХІХ век был веком больших союзов. Ведь даже Наполеон не отважился отправиться на Москву без Пруссии и Австрийской империи. И Российская империя великому завоевателю противостояла не одна, а в союзе с Великобританией, зная, что в тылу Наполеона пылает восстание в Испании.

А вот современная Россия противопоставила себя миру в гордом одиночестве, рассказывая при этом доверчивым россиянам, что за ней маячат непобедимые штыки армий Китая, Индии, и кое-кого из латиноамериканских генералов, полковников и генерал-полковников. Вот там над этим посмеиваются...

Какой уж тут ХІХ век!

Впрочем, нет. Был в истории России в ХІХ веке один такой император, правление которого во многом (но не во всем) схоже с правлением нынешнего российского президента. Я о Николае I. В Украине его превосходно знают в связи с биографией и нелестными характеристиками Тараса Григорьевича Шевченко. Впрочем, не так уж он был и плох, как писал о нем наш великий поэт. Отстроил Россию. Не то чтобы он получил ее в таком же виде, какой Путину досталась Россия от Ельцина.

Но до Николая Россия продолжала жить в XVIII веке. Скажем, дорог еще в России не было, и лишь знакомые нам не понаслышке дураки водились на ее просторах в избытке. Не было в России и нормального законодательства. Законы-то были, но творился в этом деле полный бардак. Указы и законы от имени императоров принимались подобно переменчивому женскому настроению. При этом действовало еще и церковное право в виде всяких там Кормчих книг да Номоканонов, и дополняли все это безобразие местные неписанные обычаи, по которым судили в отдаленных уголках империи.

Понятно, что правил при всем этом не закон, а длинный рубль. Так ведь даже во времена Руси был свод законов, «Русская правда», — заметит кто-то из вас. — Не совсем так. Ведь параллельно действовало и церковное право, а потом к ним добавились право магдебургское, волошское и много еще какое... С тех пор и повелось.

Да, так вот Николай в этом деле навел полный порядок. Собрал все законы, — человеческие и Божьи, со всей империи, согласовал их друг с другом, и издал многотомный «Свод законов Российской империи». Не то чтобы в результате получилось правовое государство, но даже если судья и судил за мзду (а во все времена не без этого), он был обязан сослаться в решении на соответствующую страничку из этого компендума. А для этого хоть несколько извилин, но приходилось в голове иметь.

Открывались в империи университеты. Киевский святого Владимира, например. Да, именно что Владимира, а не Шевченко. Вы что, думали, что он в честь Правого сектора покрашен в черный и красный цвета? Нет, это в честь цветов ордена в честь крестителя Руси. А раз открывались университеты, множилась интеллигенция, которой во все времена было свойственно брожение умов и тяга к разного рода новым, преимущественно заграничным идеям.

А вот это императору Николаю не нравилось. Он их считал пятой колонной. Все дело в том, что Идея у императора была своя. И даже не одна. Во-первых, император очень не любил разлагающуюся Европу. Все ему было там противно, а европейские правители казались слабыми и беспомощными. И еще, в Европе очень любили устраивать революции, — задолго до наших собственных. А Николай революций не любил.

Помните, конечно, как во время его коронации восстали декабристы. На самом деле, это был всего лишь переворот, но с тех пор в каждом европейском и отечественном революционере Николай видел нового Павла Пестеля (а тот, напомню, собирался вырезать под корень всех Романовых).

Потом еще в 1830-м восстали поляки, да так, что пришлось с ними всерьез повоевать. Потому, когда в Европе в 1848 году снова полыхнуло и троны в который раз зашатались, Николай взял, да и ввел ограниченный контингент в Будапешт. — Совсем как СССР в 1956-м. Став спасителем европейских монархов, Николай поверил в свою мессианскую роль мирового полицейского. Должность эта тогда была еще вакантна. О том, что мировым полицейским когда-то в будущем станут США, догадывались тогда исключительно в Вашингтоне, и усердно к этому готовились.

Но мыслил себя мессией Николай не только поэтому. Европа у него на глазах слабела, то и дело к власти там рвались какие-то безродные людишки — купцы да горожане... Ширились разные безбожные идеи, разрешали не церковные, а гражданские браки... Чем не картина падения нравов! Зато на Востоке Европы, как столп, подпирающий небесную твердь, высилась Российская империя во всем своем кажущемся великолепии.

И подумалось Николаю, что это неспроста. Что Бог возложил на Россию особую роль, особую миссию. Что у России свой путь к величию. А министр просвещения Сергей Семенович Уваров возьми, да и подыграй таким духовным исканиям императора... — И что, не прогадал. Получил за это графское достоинство. Да, так вот, будущий граф Сергей Уваров придумал «Русский мир» — особую общность людей, в его представлении говорящих на одном языке (понятно, что ни об особом украинском или малороссийском и тем более о белорусском языках и речи быть не могло), имеющих одни обычаи, молящихся одному Богу и кланяющихся одному императору.

Впрочем нет, Императору... С большой буквы. Более того, вывел Сергей Семеныч уникальную формулу: Православие, Самодержавие, Народность. Три кита, на которых, видно, и плавает в мировом океане этот самый «Русский мир», эдакая вертикаль власти ХІХ века. И много-много образованных, закончивших лучшие университеты людей взялись эту идею исторически обосновывать. — Да что ж такое, — скажете вы.

— Да как же можно такую глупость обосновать! — Можно, прекрасно можно. Ведь какую бы глупость мы ни совершали в нашем настоящем, обязательно найдется кто-нибудь в прошлом, кто подобную глупость уже совершил и даже ее записал. А если и нет, то всегда найдутся люди, которые даже не за графское достоинство, а за небольшую мзду немножко это прошлое подправят. Нашлись даже такие проныры, которые для нужд императора Николая из самых сырых и замшелых углов извлекли на свет божий идею «Москвы — Третьего Рима», о которой со времен Ивана Грозного уже и позабыли.

А раз он — это Рим, значит, за границами этого Рима лежат исключительно земли варваров, а миссия России — объяснить этим варварам, как им правильно жить. Раз Рим — это Москва, значит, не какой-то там Папа (а в то время у Папы еще было свое сравнительно больше государство в самом центре Сапога и даже несколько своих дивизий), а именно император России Николай является главой христианского мира. И понеслась душа в Рай... Вернее, в Иерусалим.

Сперва Николай объявил, что к ведомству его, Николая, «Русского мира» относится все православное население Османской империи. Это еще задолго до современной Турции, когда столица была в Стамбуле/Константинополе, правил не Эрдоган, а султан, и все Балканы, Сирия, Ливан, Палестина, Ирак (Израиль тогда евреям еще даже не снился) и даже большая часть Саудовской Аравии принадлежали туркам. Османская империя тогда находилась в глубоком экономическом и политическом кризисе, и великие державы — Россия, Австрия, Великобритания, Франция и Пруссия — Лондонским трактатом 1840 года (не путать с Будапештским меморандумом 1994 года) обязались присматривать за ее управлением и гарантировать ее территориальную целостность. Так вот, воодушевленный идеей «Третьего Рима», Николай объявил в разговоре с британским послом Сеймуром Османскую империю «больным человеком Европы», неполноценным государством, большей часть которого, где жило православное население, должен управлять он, Николай. И точка.

И, что самое главное, святыми местами в Иерусалиме должно распоряжаться исключительно православное духовенство. В общем, со всеми этими своими предложениями о федерализации «Османской империи» Николай отправил в Стамбул князя Александра Меншикова (правнука фаворита Петра). Когда же султан лишь частично удовлетворил требования императора, российские войска вошли в две придунайские османские автономии — Молдавию и Валахию...

А дальше вы знаете.

Дальше была война сперва с Османской империей, потом вмешались европейские державы, ввели экономические санкции, обвалили рубль (да так, что окончательно восстановить финансовую систему смогли только лет через 30), был крупный десант, оборона Севастополя, смерть оконфузившегося Николая и позорная капитуляция Российской империи.

Все. Конец «Русского мира. Версия 1.0».

Автор: Андрей Плахонин

http://discussiya.com/2014/09/01/russian-world-1-0/




Page generated Sep. 24th, 2017 06:37 am
Powered by Dreamwidth Studios